Призыв навсегда

На прошедшем 10 июля заседании правительства утверждена федеральная целевая программа комплектования Российской армии преимущественно военнослужащими-контрактниками. Согласно этой программе к концу 2007 г. на контрактную основу будет переведено 80 соединений и частей постоянной готовности. Почти половина солдатских и сержантских должностей в вооруженных силах будет занята добровольцами. В результате военные обещают начиная с 2005 г. не посылать солдат-срочников в горячие точки, прежде всего в Чечню, а в 2008-м сократить срок службы до одного года.

На первый взгляд это все-таки лучше, чем совсем ничего. Страна получит несколько боеготовых соединений, а призывное рабство будет если и не ликвидировано, то хоть в чем-то ограничено. Однако на самом деле Министерству обороны в очередной раз удалось завести военную реформу в тупик. Дело здесь не только в том, что одновременно будут существовать две армии: элитная, относительно хорошо оплачиваемая (жалование рядового – свыше 6 тыс. руб.), и нищая, где «батяня-комбат» с пятнадцатилетней выслугой тянет лямку за 8 тыс. и срывает злость на попавших в его распоряжение 18-летних мальчишках. С этим можно было бы смириться, если исходить из того, что постепенно новая армия будет расти, а старая сходить на нет. Главная беда в том, что Министерство обороны настроено сохранять призыв бесконечно долго.

«У нас, – заявляет министр обороны Сергей Иванов, – будет смешанная система на долгие годы – контрактно-призывная». При этом главная ставка в обороне страны по-прежнему делается на возможность массовой мобилизации. Стало быть, контрактная часть вооруженных сил обречена жить по тем же законам, что и призывная. Вся профессионализация сводится к тому, что люди будут поступать на солдатскую службу добровольно и получать за нее деньги. В результате мы получим не профессионалов, а наемников.

Генералы не желают понять, что становым хребтом новой армии должен стать сержантский корпус. В нем должны служить люди с серьезной военной подготовкой, боевым и жизненным опытом, кодексом воинской чести. За шесть месяцев в российской учебке такого сержанта не вырастить. Необходимо создавать школы, где сержантов учили бы и воспитывали год-полтора по специально разработанным программам.

Новой армии необходим и совершенно другой офицер. Не просто обладатель громкого командного голоса, освоивший в училище какой-то тип военной техники – танк или самолет, а действительно высокообразованный человек, стремящийся постоянно совершенствоваться в своей профессии. Но о каком профессионализме может идти речь, если реформа российского военного образования предполагает сокращение срока учебы с пяти до четырех лет. Делается это для того, чтобы выпускники военных институтов не получали диплом о высшем образовании. Таким образом мудрецы из Минобороны намерены остановить отток молодых офицеров на «гражданку». При этом генералы делают вид, что не понимают, до какой степени снижают уровень тех, кто выберет офицерскую карьеру. И как раз этим людям через несколько лет доверят командовать солдатами в элитных частях. В результате целенаправленных действий Минобороны контрактные части ни дисциплиной, ни уровнем боеготовности не будут отличаться от призывных. И генералы смогут заявить, что ставка на профессиональную армию себя не оправдала.

15 июля 2003 г. Александр Гольц
Источник: www.ej.ru