Проблемы квалификации уклонения от призыва на военную службу

Согласно ст. 59 Конституции РФ гражданин России несет военную службу в соответствии с федеральным законом. Дважды в год органы прокуратуры проводят проверки исполнения законодательства о воинской обязанности и военной службе и каждый раз сталкиваются с одними и теми же причинами, не позволяющими надлежащим образом исполнять закон.
Хотелось бы остановиться на проблеме, связанной с привлечением граждан к уголовной ответственности за уклонение от военной службы. Это — недостаточно четкое определение признаков объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 328 УК РФ.
Статья 328 УК озаглавлена «Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы». Федеральный закон от 28 марта 1998 г. «О воинской обязанности и военной службе» определяет военную службу как особый вид федеральной государственной службы, которую граждане РФ проходят по призыву или добровольно (по контракту). Объект этого преступления — установленный в государстве порядок управления в сфере исполнения воинской обязанности в форме военной службы.
Часть 1 ст. 328 предусматривает ответственность за «уклонение от призыва на военную службу при отсутствии законных оснований для освобождения от этой службы». Под призывом на военную службу понимается ряд подготовительных мероприятий организационного характера, направленных на пополнение вооруженных сил путем отбора граждан и направления их для прохождения федеральной государственной службы. Толковый словарь русского языка применительно к этому случаю расшифровывает слова «призвать», «призыв» как требование явки на военную службу, привлечение граждан к выполнению воинской обязанности. Таким образом, диспозиция рассматриваемой статьи существенно сужает признаки объективной стороны преступления по отношению к обозначенному в наименовании объекту посягательства.
Действующие нормативно-правовые акты, регламентирующие вопросы военной службы и призыва на нее, не способствуют четкому толкованию и применению нормы уголовного права.
Части 1 и 2 ст. 26 Закона «О воинской обязанности и военной службе» под призывом на военную службу подразумевают:
призыв на военную службу граждан, не пребывающих в запасе;
призыв на военную службу граждан, зачисленных в запас с присвоением воинского звания офицера.
Первый вид призыва включает четыре мероприятия:
а) явку на медицинское освидетельствование;
б) явку на заседание призывной комиссии;
в) явку в военный комиссариат для отправки к месту прохождения военной службы;
г) нахождение в военном комиссариате до отправки к месту прохождения военной службы.

Второй вид призыва включает два мероприятия:
а) явку на медицинское освидетельствование и к военному комиссару для принятия решения о призыве на военную службу;
б) явку в военный комиссариат и получение предписания для убытия к месту прохождения службы.

Часть 3 ст. 26 упомянутого Закона гласит: «Граждане вызываются повестками военного комиссариата на мероприятия, связанные с призывом на военную службу». Хотя закон и не раскрывает содержание понятия «мероприятия, связанные с призывом», но логика подсказывает, что призыв на военную службу состоит из мероприятий, связанных с призывом.
Часть 2 ст. 28 требует от призывной комиссии или военного комиссара направлять материалы прокурору «для решения вопроса о привлечении граждан к ответственности в случае уклонения от призыва на военную службу».
А в ч. 4 ст. 31 записано: «В случае неявки без уважительных причин гражданина по повестке военного комиссариата на мероприятия, связанные с призывом на военную службу, указанный гражданин считается уклоняющимся от военной службы и привлекается к ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации».
Заметим: гражданин в ст. 28 рассматривается как уклоняющийся от призыва на военную службу, а в ст. 31 — уклоняющийся от военной службы, хотя понятия эти явно не равнозначны. При этом действующее уголовное и административное законодательство не предусматривает ответственности за «уклонение от военной службы». Следовательно, отсылка ч. 4 ст. 31 — не влекущая никаких последствий декларация.
В соответствии со ст. 22 Закона «О воинской обязанности и военной службе» призыв граждан на военную службу осуществляется на основании указов Президента РФ. Указы издаются дважды в год, в каждом из них определен временной промежуток проведения призыва. Например, Указ Президента РФ от 30 марта 2000 г. № 160 «О призыве в апреле-июне 2000 года граждан РФ на военную службу и об увольнении с военной службы граждан, проходящих военную службу по призыву» предусматривал призыв на военную службу с 1 апреля по 30 июня 2000 г.
Таким образом, если воспринимать закон буквально, то ответственность по действующей ч. 1 ст. 328 УК РФ может наступить только после неявки без уважительных причин по повестке на перечисленные выше призывные мероприятия и только в период времени, установленный для призыва.
В развитие указанного Федерального закона принято Постановление Правительства РФ от 1 июня 1999 г. № 587 «Об утверждении Положения о призыве на военную службу граждан РФ», в п. 16 которого сказано: «Призывнику, в отношении которого принято решение о призыве на военную службу, вручается повестка о явке его на призывной пункт для отправки к месту прохождения службы».
Однако известно, что решение о призыве принимается призывной комиссией только после медицинского освидетельствования, проведения других мероприятий и предшествует вручению повестки. Правомерна ли постановка вопроса об уклонении призывника от призыва на военную службу, если в отношении него еще не принято решение о призыве и не известно, подлежит ли он призыву, обязан ли проходить военную службу?
До вручения повестки на призыв можно говорить только об уклонении от исполнения определенных законом обязанностей, связанных с подготовкой к непосредственному направлению в вооруженные силы. И только вручение повестки на отправку можно рассматривать как призыв в полном смысле этого слова.
Изучение многочисленных уголовных дел и материалов, поступающих из военного комиссариата на граждан, уклоняющихся от исполнения своей воинской обязанности, свидетельствует, что способы уклонения избираются самые разнообразные. Причем это не только неявки на мероприятия, связанные с призывом.
Часто призывники под видом перемены места жительства скрываются от получения повесток и от сотрудников милиции, а родственники делают вид, что не знают о месте их жительства и не могут передать повестки. Некоторые, явившись на медицинскую комиссию, отказываются проходить осмотр и обследование у отдельных врачей из-за боязни постановки на учет либо не соглашаются с решением комиссии. Бывают случаи, когда призывники добросовестно являются, получают отсрочку или освобождение от службы, но в последующем выясняется, что они представили подложные документы. Офицер, получивший предписание для следования к месту службы, может не прибыть в часть. При этом он все призывные мероприятия выполнил, но на военной службе не состоит, так как нет приказа по части. Перечисление способов, пользуясь которыми граждане избегают военной службы, может занять не одну страницу.
Прокурорская и следственная практика свидетельствует, что умысел у подавляющего большинства нарушителей закона направлен не на уклонение от мероприятий, связанных с призывом. Все они стремятся уклониться от военной службы, выбирая для этого самые разные способы, один из которых — неявка на призывные мероприятия.
В то же время очерченный законом круг обязанностей граждан по подготовке к службе гораздо шире, чем только участие в мероприятиях по призыву. Это обязанности, вытекающие из мероприятий по организации воинского учета, по обязательной подготовке гражданина к военной службе, и др. Да и мероприятия, связанные с призывом, не ограничиваются лишь формальной явкой на них.
Поэтому у каждого подлинного «уклониста» имеют место не единичные случаи неисполнения обязанностей, а длительные, систематические нарушения, объединенные единым умыслом.
Эти правонарушения посягают на установленный в государстве порядок управления. С точки зрения государства не имеет принципиального значения способ уклонения от службы, поскольку любые действия по уклонению влекут одинаковые последствия — некомплект в вооруженных силах и снижение обороноспособности страны. Поэтому кажется странным, что уголовный закон, провозгласив в качестве объекта преступления установленный порядок прохождения военной службы по призыву, одновременно предусматривает возможность привлечения к ответственности лишь за узкий круг действий, связанных с уклонением от призывных мероприятий.
На наш взгляд, действующая редакция ч. 1 ст. 328 УК РФ нуждается в значительной доработке в части изменения признаков объективной стороны состава преступления. Более правильной, отвечающей требованиям правоприменения и интересам государства была бы, по нашему мнению, следующая ее редакция: уклонение гражданина РФ, достигшего восемнадцатилетнего возраста, от военной службы по призыву путем умышленного неисполнения обязанностей, предусмотренных законодательством о воинской обязанности и военной службе.
Подобная конструкция закона позволила бы исключить «пробуксовывание» прокурорской и следственной практики, перекрыла бы многочисленные лазейки и обходные пути, используемые нарушителями закона.
19 февраля 2001
Наро-Фоминский городской прокурор
Московской области, М. Янковский

По материалам издания «Законность» № 3, 2001 г.

- Обязательные поля для заполнения