ВЕЧНЫЙ РЕКРУТСКИЙ НАЛОГ КРОВЬЮ

Недавние думские и президентские выборы были фальшивы не только в том смысле, что партия, скажем, «ЯБЛОКО» получила официально несколько меньше 5 процентов, а согласно независимым подсчетам голосов — чуть больше. Основной обман состоял в том, что большинство граждан, проголосовавших за Владимира Путина и его приближенных, совершенно не понимали, за что голосуют. Теперь выясняется, что они поддержали отмену льгот пенсионерам, фактическую ликвидацию бесплатного образования, здравоохранения и многое другое неожиданное. В частности, обещание Путина перевести вооруженные силы на контрактную систему формирования не следовало воспринимать всерьез.

В России сказано: не верь, не бойся, не проси, причем «не верь» недаром поставлено первым в списке. На пресс-конференции в Питере на прошлой неделе министр обороны Сергей Иванов разъяснил недогадливым: «В России никто задачи по переходу полностью на контрактную систему комплектования армии и флота не ставил, и ставить не собирается». Еще Иванов добавил, что если к 2008-му срок срочной службы сократят до 1 года, то «надеюсь, что в результате этого по призыву будут служить не 10 процентов призывной молодежи, а несколько больше». Иными словами, отсрочки для учащихся и студентов будут отменены.

Понятно, что после отмены отсрочек служба недолго будет всего один год. В богатейшей нефтяной Норвегии и в небедной Германии высокопоставленные военные мне не раз объясняли, что за год солдата и подразделение к современной войне непросто всерьез подготовить и сколотить, даже при их материальной базе и нешутейном, без всяких подсобных работ, отношении к службе. А после подготовки неплохо бы и послужить сколько-то. У нас в свое время тоже, на волне демократического подъема лет десять с лишним назад, срок службы сократили до восемнадцати месяцев, а потом опять под вопли, что солдаты не обучены, увеличили до двадцати четырех. Военному ведомству, похоже, главное — добраться до студентов, отменить отсрочки, а после достижения стратегической цели перейти к решению тактической задачи увеличения срока.

Иванов вновь заявил, что сейчас, мол, служит «10 процентов призывной молодежи». Выходит, у нас 90 процентов молодых людей косит в вузах и еще где, так что отмена отсрочек — суть восстановление социальной справедливости и законное дело. Правда, из статистических данных известно, что в США, к примеру, студентов на тысячу населения раза в два больше, чем в России. Если у нас учится 90 процентов, то у них — 180, что ли?

Наглая ложь Минобороны и Генштаба о «10 процентах призывной молодежи» так часто публично повторялась бессовестными начальниками и генералами, что в нее почти все поверили, забыв заповедь «не верь». Между тем цифра эта получена незамысловатым передергиванием, как в игре в наперстки или в три карты. Число идущих служить срочную каждый год сравнивается с общим числом юношей в стране от 18 до 27, которых могли бы взять, но не берут из-за разных отсрочек. При таком счете реальный призывник засчитывается один раз в год призыва, а студент, который, скажем, учился 5 лет, взял на год академотпуск, а потом поступил на 3 года в аспирантуру, засчитывается по разу девять лет последовательно, как будто это — 9 юношей, уклонившихся от призыва.

Источники в аппарате правительства сообщают честную (не генштабовскую) статистику призыва. Из юношей одного года рождения реально идет служить больше 30 процентов. Еще около 40 процентов освобождаются или получают отсрочку по медицинским показаниям. Из тех, кто более-менее проходит по здоровью, идет служить процентов 60. Эта цифра, в отличие от мифических «10 процентов», сходится с числом учащихся в стране и, кстати, превосходит уровень призыва во многих европейских странах.

Так чего же добиваются наши начальники? Некоторые генералы с умилением вспоминают молодость, начало восьмидесятых, войну в Афгане, когда гребли студентов, а их, понятно, проще выучить в специалистов и сержантов, ввиду более высокого уровня общей подготовки. Сначала всеобщий призыв на год, потом на два — смотришь, вернулась потерянная и пропитая прежняя сверхдержавная сила. Но, право, в нынешней, насквозь коррумпированной России нелепо воображать, что любые сколько-нибудь состоятельные родители позволят забрить сынка в казарму.

Отменяй отсрочки или нет, существенно увеличить призыв по массе невозможно теоретически, а на практике прибавки вообще не будет. И социальной справедливости не появится — армия останется рабоче-крестьянской, а дети нынешней номенклатуры как косили, так и дальше будут — в пригоршне особых вузов, которым оставят отсрочку, или в каком армейском театре, или где-нибудь еще.

Сейчас миллиардные (в долларах) суммарные ежегодные взятки население делит между вузовскими преподавателями и военкоматами, чтобы откосить детей. То есть существует некоторая сдерживающая рост цен конкуренция. После выполнения программы Иванова всё понесут, понятно, исключительно в военкоматы и в медкомиссии. С точки зрения министра, это, очевидно, и есть прогресс. При этом наша высшая школа, что пока держалась по большей части на этих взятках (не на официальном же нищенском госфинансировании), вконец завянет.

При этом никого, а Иванова — так вовсе, не заботит то, что немалый мировой опыт доказал: смешанные, контрактно-призывные вооруженные силы, в принципе, совершенно небоеспособны и стоят много дороже, чем чисто контрактные или чисто призывные. Реально, в более благополучных, чем наша, странах смешанные вооруженные силы существуют обычно только на время перехода от одной формы комплектования к другой.

Нынешняя мировая военно-техническая революция однозначно диктует всем, кто не желает навечно отстать, создавать, пока не поздно, контрактно-профессиональные, добровольческие вооруженные силы. А нашим генералам и Иванову более во всех отношениях выгоден прежний рекрутский натуральный налог кровью.

Кстати, не за это ли голосовали граждане в декабре и марте?

Павел ФЕЛЬГЕНГАУЭР
2004.novayagazeta.ru

- Обязательные поля для заполнения