Стало больше уклонистов. Виноваты журналисты?

На днях военный комиссариат Хабаровского края созвал журналистов на пресс-конференцию. Случай, надо сказать, не рядовой. Мы рассчитывали получить пояснения по ряду проблем, которые волнуют наших читателей в связи с армейским призывом. Однако все пошло совсем по другому сценарию.

- В том, что призывники уклоняются от службы в армии, а если и приходят, то с разложившимися душами, виновата пресса, - заявил военный комиссар края Евгений Феоктистов. И началась проработка работников пера.

Главным аргументом в обвинениях стали вырезки из печатных изданий, где приводятся конкретные примеры неправомерных действий в отношении призывников. О кошмарах, творящихся в воинских частях, о случаях гибели ребят в результате неуставных отношений.

Обвинениям в подрыве призывной кампании подверглась и наша газета. Но особенно досталось нашей коллеге из «Молодого дальневосточника» Ирине Полниковой за серию материалов о реалиях, которые ожидают сегодня наших парней во время срочной службы.

Именно благодаря публикациям в СМИ, считают военные, уклонистов среди призывников становится все больше. Только на весенний призыв, например, не явились по повесткам 852 человека. Каждый третий оказался не годен по состоянию здоровья. И это, по мнению военных, тема особая, для предметного разговора с родителями парней. Они, как считают комиссары, намеренно не следят за здоровьем своих чад и даже пестуют проявившиеся заболевания с тем, чтобы получить в будущем гарантированную отсрочку от службы в армии. Многие родители просто мечтают, чтобы на врачебной комиссии у их сына выявилось какое-либо заболевание, прилагают для этого известные усилия. Поэтому с недавних пор окончательный вердикт о состоянии здоровья призывнику ставят врачи уже на краевом сборном пункте (КСП). Здесь появилось новое диагностическое оборудование, первоклассные врачи. Впрочем, сами военные сознаются, что и чудеса техники не уберегают от ошибок. В 2000 году ушли в войска больными и через некоторое время вернулись 17 человек. После нынешнего весеннего призыва возвращенцев уже трое. На вопрос о том, понес ли кто-то из врачей ответственность за то, что признали годными для службы больных парней, отвечали так: врачи понесли административные наказания. Причем нам так и не удалось выяснить, в чем реально они выражаются.

Выступил на пресс-конференции и отец Сергий - представитель православной церкви. Суть его слов сводилась к тому, что только в армии парень может почувствовать себя защитником Родины, и лучше, если бы годы службы в ней не сокращались, как предполагается, а, наоборот, увеличивались. Четыре года - единственно реальный срок, за который можно воспитать воина и специалиста. А прессе не стоит акцентировать внимание общественности на погибающих Алешах и Пашах. Эти случаи - ничто по сравнению с тем, какую пользу приносит обществу срочная служба.

Что же, со священнослужителем можно согласиться. Но только в одном: защитники России нужны, их надо воспитывать. Но станет ли истинным патриотом молодой человек, если его в армии покалечили? И неужели надо скрывать случаи «дедовщины», изуверских истязаний молодых солдат? Неужели, если все будут молчать об этом, обществу будет лучше?

Впрочем, то, что иногда сами военные перегибают палку во время призывных кампаний, они скрывать не стали. За различные нарушения за последние три года в крае были отстранены от работы в комиссариатах шесть человек. Один врач из Чегдомына наказан, но уже за то, что во время медицинского осмотра десятерых призывников восьмерых признал негодными. Его поправил другой специалист и отправил в войска из этой десятки восемь человек.

По мнению военкомов, наши коллеги намеренно выискивают негативные моменты, связанные со службой в армии, во многом с подачи комитета солдатских матерей. По заявлению Феоктистова, у военного комиссариата и этой общественной организации нет возможности договориться и действовать в одном направлении. Это уже становится похоже на маленькую войну, где одни пополняют армейские ряды, а другие активно этому препятствуют.

- Настало время решать, кто победитель - армия или солдатские матери, - такой прозвучал пассаж. - Думается, что все же комитету придется прекратить свою деятельность.

Вот так. Взять и запретить общественную организацию?! По-моему, здесь военные комиссары слишком много на себя берут.

То, что нужна организация, которая будет защищать права призывников, очевидно. И она будет существовать, пока сами работники военкоматов не перестанут нарушать закон.

Вот случай из последнего призыва. 24 июня Денису исполнилось 18 лет. (Имя попавшего в этот переплет призывника мы раскрывать не станем). Повестка, которую он получил за несколько дней до именинной даты, сообщала, что его служба начнется уже 27 июня.

Хоть и собирался он после окончания в этом году техникума поступать в университет, отец решил с высшим образованием повременить. Сам он когда-то исправно отстоял под ружьем два года, никаких страстей с ним не случилось, вот и сын пускай послужит. Право, такое отношение к понятию воинской службы нынче встретишь далеко не у каждого, в чьей семье подрастает будущий призывник. Сегодня родители мальчиков практически поголовно стараются «отмазывать» их от службы. И сами парни упражняются в изобретательности.

Варианты «отмазок» семья Дениса даже не рассматривала. До поры до времени. 22 июня Денис был дома, приболел. Взрослые члены семьи на работе. Примерно в полдень в дом нагрянули люди из военкомата и милиционеры. Поругивая Дениса нехорошими словами, коими, по их разумению, стоит награждать уклонистов, приказали проехать с ними. На желание парня хотя бы переодеться заявили, что поездка недолгая, а ждать у них времени нет. Оказавшись спустя некоторое время на площади возле краевого сборного пункта, за высоким забором в компании еще нескольких десятков таких же растерянных парней, Денис понял, что его забрали служить. Вот так, в трико и домашних тапочках. Денис выслушал известие об этом официально.

Вызволяли призывника родители через военкома своего района. Главным аргументом стал тот факт, что Денису до совершеннолетия оставалось еще два дня. В итоге его отпустили домой, перед родными извинились.

Это лишь единичный случай и не самый страшный. И нам предлагают о подобном молчать? И, наоборот, пропагандировать службу в армии, поднимать и воспитывать патриотизм. Мы готовы. Только если армия будет подлинной школой патриотизма, а не зоной, где царят почти тюремные порядки. Если юноша там возмужает, будет учиться военному делу, а не батрачить на «отцов-командиров» или их знакомых. Если офицеры не перестанут делать дежурные ссылки: мол, какое общество - такая и армия. А не пора ли перестать повторять расхожую фразу, а сделать хоть что-нибудь, чтобы армия стала примером для общества?

18 июля 2003 г. Оксана Омельчук
Источник:
www.pravda.ru

- Обязательные поля для заполнения